Низкий валютный курс ограничивает индустриальные возможности экономики — департамент ЦБ

Антон Новодережкин  ТАСС

Антон Новодережкин ТАСС

Департамент исследований и прогнозирования Банка РФ выпустил аналитическую записку, в которой объясняет, почему поддержка экономики за счет искусственного изменения курса рубля не принесет желаемых результатов. В частности, анализируются последствия понижения либо занижения курса рубля (в итоге макроэкономических шоков либо проводимой политики) для экономики. Для Российской Федерации в политике слабого рубля, даже без учета трудности ее реализации, больше минусов, чем плюсов, подчеркивает департамент.

«Слабая валюта, поддерживая трудоемкие торгуемые ветви, „дотирует“ тем самым области с низкой производительностью труда за счет остальной экономики».

«Это, в свою очередь, консервирует структуру производства — не дает возможность ресурсам передвигаться в не менее производительные трудоемкие либо капиталоемкие отрасли», — отмечает департамент.
Структура экономики консервируется, ограничиваются ее индустриальные возможности и рост благосостояния, заключают эксперты ЦБ.

2-ой потенциальной угрозой авторы записки называют низкий потенциал роста при появлении демографических ограничений. Это грозит трудоемким отраслям — добыче сырья, металлургии, энергетике, химии и пищевой индустрии. В данном отличие Российской Федерации от Китая, где спрос на труд удовлетворялся приростом населения и урбанизацией.

В КНР слабый юань содействовал росту трудоемких производств в период решительной индустриализации и урбанизации. Это обеспечивало рост экспорта в вред росту потребления. «Реальная выгода для них тогда, когда падает стоимость сырья в долларовом эквиваленте», — пояснила аналитик m24.ru. Недавнее понижение ставки — это меры для сокращения издержек по кредитам учреждений и поднятия эффективности производства в государстве, которые только косвенно влияют на курс государственной валюты. В документе определены вероятные вызовы и угрозы экономической сфере, основные направления, цели и задачи национальной политики по обеспечению безопасности, в том числе в ресурсно-сырьевой, производственной, финансовой и научно-технической областях. Страна, у который превосходно развит экспорт, однако не развит внутренний рынок, способна страдать от малейших изменений в экономике. По сути, такой подход является гонкой на понижение заработных плат, в которой участвуют как правило бедные страны с избытком рабочей силы. «Кроме того, у учреждений таковых областей стимулы к увеличению производительности труда оказываются слабыми», — говорится в аналитической записке.

Наконец, четвертый риск — потенциальный рост технологического отставания. К этому могут привести попытки выпуска товаров без использования последних технологий за счет уменьшения зарплат и остальных издержек. «То есть появляется риск, что рост производства не приведет к росту благосостояния и окажется неустойчивым», — отмечают специалисты.

Чем богаче страна, тем больше в ней частей производственных цепочек с большей добавленной стоимостью (капитало- и наукоемкие производства), а для этого необходимо развитие человеческого капитала.

Основным «лоббистом» ослабления курса рубля является министр финансов.

Никогда не объявляли о преднамеренном ведении политики последовательного ослабления государственной валюты ни в Минфине, ни в Минэкономразвития, ни в Центробанке. Но в руководстве не один раз объявляли, что руб. «переукреплен».

Третий спорный момент — ослабление государственной валюты может сопровождаться низким уровнем жизни, так как трудоемкие производства обычно располагают там, где труд дешевле.

Настоящий результативный курс рубля к иностранным валютам в период с начала года по май укрепился, по имеющимся данным ЦБ, на 8,3%.

На словесные интервенции рынок уже не реагирует, говорит старший экономист Danske Bank Владимир Миклашевский.

Напомним, президент Владимир Путин 25 апреля объявил, что власти ищут варианты рыночных мер воздействия на курс рубля. Словесные интервенции оказывают только кратковременный эффект, соглашается главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

В прошедшую пятницу Bloomberg предсказал «вербальные интервенции» Кабмина для ослабления рубля. Впрочем, их объемы очень малы для того, чтобы всерьез воздействовать на курс государственной валюты, отмечает Тихомиров.

Министр финансов даже осуждал возможность девальвации русской валюты на 10 процентов.

Как извещало Минэкономразвития в середине весны, оно ждет серьезного ослабления курса рубля в ближайшие месяцы, до 63-64 руб. за доллар.

Кстати, руб. остаётся под сильной защитой ЦБ РФ. Но Набиуллина оговорилась, что ЦБ прибегнет к такой мере, только ежели она не повлияет на курс. О специализации экономик, практикующих такую политику, на низкотехнологичных операциях. Согласно их прогнозу, в 2015 году ВВП возрастет на 1,2% при стабильном рубле, а в 2018-м — на 1,8%.

Максакова собирается выступать за Украину на Евровидении
Путин утвердил стратегию экономической безопасности РФ до 2030 года — Суровый ответ Западу

Поделиться в социальных сетях